Как отец влияет на судьбу ребенка

6:13 Ar Ka 0 Comments




Как отец влияет на судьбу ребенка

О влиянии матери на судьбу ребенка написано много. Реже говорится о роли отца. Правда, в последнее время психологи активно исследуют связь отца и ребенка, влияние родителя на судьбу своего отпрыска. Доказали уже взаимосвязь эмоционального состояния отца и ребенка, влияние поведения отца на эмбриональный период развития плода...


Раньше считалось, что основная роль принадлежит матери — ведь именно она вынашивает дитя, вскармливает и воспитывает. Об отце много писал Фрейд, подчеркивая образ могущественного царя, властелина, тенью ложащийся на судьбу детей.

И правда, иногда отцы имеют зловещее воздействие на свое потомство, приводя своих отпрысков к мучениям и гибели:

Греческий миф повествует о боге Кроносе, который имел неприятную привычку пожирать своих новорожденных чад — боялся за власть. Только Зевса удалось спасти его матери Гее — сообразительная мать подала кровожадному Кроносу вместо младенца камень, завернутый в пеленки. Все мифы отражают реалии человеческой судьбы, все они архетипичны - так считал Юнг. Ужасные истории можно прочитать в биографиях великих и известных людей.

Художник Карл Брюллов, автор «Гибели Помпеи», в детстве был очень болезненным и худосочным ребенком. Чтобы укрепить его слабое здоровье, врачи посоветовали сажать мальчика на кучу нагретого солнцем песка в саду; в этой куче будущий великий художник проводил целые дни. Однажды, неизвестно чем разгневанный отец подбежал к мальчику и влепил ему такую оплеуху, что Брюллов остался глухим на одно ухо на всю жизнь. Часто он с горечью вспоминал эту историю, особенно поражаясь тому, что отцовский поступок не имел как будто никакого повода, а был следствием обычного житейского раздражения. Личня жизнь Брюллова сложилась несчастливо, он страдал, по мнению исследователей, алкогольной зависимостью и умер сравнительно рано, несмотря на успех своих талантливых работ...

Оскар Уайльд, драматург и писатель, стал богачом благодаря своему творческому дарованию. Пьесы его не сходили с подмостков театров, стихи и романы переводились на все европейские языки.

Он был хорош собою, прекрасно образован, имел семью: жену и двух сыновей. И вдруг — нелепая история, связанная с гомосексуальными похождениями, суд и тюрьма... Уайльд как будто специально совершал такие действия, которые не могли не привести к самому мрачному развитию сюжета, к позору и тюремному заключению, откуда он вышел сломленным стариком и умер в нищете и одиночестве.


Я уже писала о странном суицидальному поведении людей, которые находятся под влиянием программы смерти — они совершают поступки, которые не могут рано или поздно привести к трагической развязке, они сами подсознательно стремятся к гибели и боли.

«Сначала — психологическая смерть, потом — социальная, потом — биологическая», — это закон психологии.

А в детстве папаша Оскара Уайльда называл его милым прозвищем «насинг», то есть — «ничто». В общем, это было даже не прозвище, а самое настоящее имя - по-другому папа к сыну просто не обращался... Все: карьера, здоровье, доброе имя, деньги, — все было принесено в жертву папаше-Кроносу, все вместе с самим Оскаром, превратилось в ничто. Как папа и велел, по сути говоря.

Другой английский писатель, Редьярд Киплинг, автор любимого «Маугли», был очень патриотичен и воинственно настроен. Он писал стихи, воодушевляя солдат погибнуть в бою за «бремя белого человека», то есть, за английские колонии, лично бегал перед строем военных, выкрикивая свои вдохновляющие вирши, превозносил мужество и безжалостность «сверхчеловека» — британского солдата. И, когда началась война, первым делом отправил на погибель собственного сына.

Этого злостчастного юношу и брать-то в армию не хотели, настолько он был близорук, ничего не видел без очков. Кроме того, сын Киплинга хромал и страдал туберкулезом. Стоит ли удивляться, что взятый в армию по требованию отца, Киплинг-младший погиб в одном из первых боев. Чем, кстати, очень порадовал своего брутального отца. С тех пор Киплинг только и делал, что похвалялся героической гибелью своего сына, с удовольствием писал в газеты, выступал перед публикой, не высказывая никаких признаков горя, и призывая других отцов последовать своему примеру.

Другой поэт-романтик, прославлявший конквистадоров и отважных путешественников, охотник на львов и участник политического заговора, Николай Гумилев тоже относился к детям довольно странно: по воспоминаниям Ирины Одоевцевой, году этак в 1919, в разгар разрухи, голода и гражданской войны он посетил детский приют и поинтересовался, хорошо ли там содержат детей.

— Насколько это возможно в эти тяжелые времена... — ответила заведующая приютом.
— Ну, тогда я на днях привезу к вам свою трехлетнюю дочку, — заявил поэт. — А то мы с женой как-то устали, сами понимаете, сколько надо детям внимания... И кормить ведь еще надо!
Сам поэт, кстати, кушал в подпольных ресторанах, заказывая, как правило, борщ, отбивную, а потом часто требуя повторить... Он называл это «Устроить гаргантюэлевскую трапезу». Сопровождавшей его поэтессе Одоевцевой он всегда щедро заказывал стакан чаю...

Советскую власть поэт ненавидел, пытался вот даже заговор устроить, за что и был расстрелян, но ребенка своего совершенно спокойно отдал в приют, этой самой властью и организованный — для детей-сирот, беспризорников. Кажется невероятным такое отношение к собственным детям, но на самом деле разрушительное и гибельное влияние отцов и даже убийство ими собственных детей не так уж редко встречалось на свете. Зоопсихолог Конрад Лоренц описывает агрессию самцов по отношению к своему потомству. Часто самке приходится с угрозой для собственной жизни защищать своих щенков или бегемотиков от злобного и кровожадного папаши. И в мире людей некоторые отцы готовы буквально сожрать своих детей, а если не удастся — уничтожить другим путем.

В Римской империи отец имел полную власть над своими детьми. Если он хотел, то мог продать их в рабство или убить — и не понести за это никакой юридической отвественности. Вот разве что соседи косо глянут, да и дело с концом. Для названия слуг, рабов и детей использовалось одно и то же слово, оно их всех и обозначало. Так что несчастным детям приходилось надеяться только на совесть и любовь своего родителя, заступаться за них государство не собиралось.

В нашей русской истории конфликт отцов и детей тоже был более мрачным, чем описывал Тургенев в своем социально-психологическом романе. Иван Грозный попросту убил своего сына — потом, правда, переживал, зажимал кровавую рану рукою и таращил глаза, как нам известно по картине Ильи Репина.





Сына, впрочем, к жизни это не вернуло.

И великий царь-реформатор Петр Первый тоже казнил своего сына по подозрению в участии в заговоре по свержению своего венценосного папаши. Причем с удовольствием присутствовал при пытках собственного сына- надо ведь было, чтобы заговорщик назвал сообщников! Таких исторических примеров огромное множество.

Факт в том, что некоторые отцы подсознательно ( а иногда и сознательно) ненавидят своих детей и желают им смерти. С веками убивать своих детей стало небезопасно, законы изменились, поэтому злобный агрессор находит новые способы и формы уничтожения своего потомства. «Ты слабак, недоносок, из тебя ничего путного не выйдет!» — вот типичный пример отцовской агрессии и ненависти. «Что ты с ним все лижешься, пусть привыкает сам решать свои проблемы!», «Меня в детстве пороли, а ты с ним носишься!»...

Гитлера, кстати, папаша тоже порол в воспитательных целях. Так порол, что маленький Адольф по несколько часов лежал без сознания. К чему привели эти методы воспитания, ответила история человечества.

Под видом занятий спортом и прививания мужества отец издевается над беспомощным и беззащитным ребенком, оскорбляет его, внушает программу ужасного будущего, а в сущности, скорейшей смерти. Так, один мужественный и брутальный папа учил своего сына кататься на коньках. Осыпал его оскорблениями, унизительными прозвищами, а в конце концов треснул сына по голове коньком. Дорогим, кстати, хоккейным коньком, сам для ребенка покупал, ему для сына было ничего не жалко...

Помните, агрессор всегда находит социально-приемлемое, благовидное объяснение своему садизму: «Я же ему добра желаю!». Даже себе такой человек не признается, что им руководит ревность, зависть, ненависть, желание смерти.

Уже во время — даже не беременности — зачатия, отец привносит свою лепту в формирование судьбы ребенка — это уже доказано психологами.

А в народе это знали испокон веков. Отцу будущего младенца вменялось в обязанность столько психологических правил поведения, что все и не перечислишь. Во время родов будущий отец должен был снимать с себя почти всю одежду, развязывать тесемки, отпирать ворота и двери, иногда — кричать и вопить вместе с роженицей. Иногда повитухи, занимавшиеся родовспоможением, клали будущего папашу рядом с рожающей женой, так что практика совместных родов имеет долгую историю. Некоторые отцы сами испытывали сильные мучения, боли в животе и потуги, как описывают исследователи русской народной медицины. Факт этот получил сейчас полное подтверждение!


А главное — отец должен был желать, хотеть появления ребенка на свет, как бы ждать и приветствовать его в нашем земном мире. И сейчас уже всем, наверное, известно, что нежелание будущего отца иметь ребенка, его советы по поводу того, что лучше бы, мол, избавиться от ненужной докуки — пагубнейшим образом влияют на здоровье и судьбу потомства.

Иногда отец любит ребенка и не обижает его, однако невольно передает ему саму трагическую жизненную программу, которая довлеет над ним самим. Ранняя смерть отца и даже вид этой смерти могут передаться потомству; исследователи самоубийц с помощью долговременного наблюдения за жизнью нескольких поколений семьи доказали, что шансы покончить с собой у потомков тех, кто это сделал, гораздо выше. Независимо от того, как эти люди относились к поступку родителя.

Хэмингуэй критковал «слабака-отца», который застрелился из ружья. Сам он был успешным и мужественным человеком, воевал, охотился, рыбачил, писал талантливые произведения, заработал кучу денег, а потом взял и покончил с собой. В точности таким же способом, как и его отец.

Из практики вспоминается случай с четырехлетним мальчиком, который при малейшем конфликте с матерью бежал на кухню и пытался схватить нож или вилку, вонзить себе в грудь. Его наблюдали психиатры, с ним разговаривали психологи и педагоги, а дело оказалось вот в чем: настоящий, биологический отец ребенка, о существовании которого мальчик не знал, покончил с собой. Причем диким способом - был у родственников на шашлыках, напился,на что-то разобиделся, впал в истерику и проткнул себе сердце шампуром! Будущая мать мальчика была замужем за другим человеком, сохранила беременность и родила сына самоубийцы, естественно, в строжайшей тайне сохранив всю историю. Ребенок психогенетически получил такую вот кровавую программу, способ реагирования на конфликты. Это и есть родовое проклятие, как его называли в народе.

Негативное влияние на судьбу может быть связано и с обидой на отца, на его отказ выполнять в полной мере свои функции защитника и кормильца.

Корней Чуковский, автор незабвенного «Доктора Айболита», был незаконнорожденным, что в далекие времена налагало печать позора на всю жизнь человека. Отец не женился на его матери, простой то ли прачке, то ли кухарке, и фамилии маленькому Коле как бы не полагалось. Самым мучительным в юности было для него представляться новым знакомым: «Зовите меня просто Коля»... Впоследствии он из своей незаконной фамилии сделал псевдоним, который и примирил его с жизнью, дал возможность творить и добиваться успеха; из Корнечуковского он стал Корнеем Чуковским. Тоже своебразная психологическая защита при разочаровании в отце...

Подобным образом поступил и знаменитый адвокат Плевако — незаконнорожденный сын некоего Плевака переменил фамилию родителя на странное, среднего рода «Плевако» — и стал богат и знаменит. Впрочем, Чуковский всю жизнь страдал от депрессии и мучительной бессонницы, да и Плевако при всем внешнем успехе в душе был не слишком счастлив...

Конечно, хорошо любить и уважать своих родителей. Плохо — ненавидеть их и презирать. Только вспоминается мне история, рассказанная в одной из книг психологом Кристиной Гроф: на каком-то психологическом форуме католический священник начал убеждать ее в необходимости простить своего родителя, полюбить его, возобновить с ним отношения... И тогда женщина ответила: " К сожалению, я не могу этого сделать«. «Но почему? Ведь так учит нас религия, надо любить и прощать!». И тогда Кристина ответила: «Я — жертва инцеста. Мой отец в детстве насиловал меня».

Прежде, чем принуждать себя насильственно к любви и прощению, следует разобраться с собственной жизнью, понять свои негативные программы и признать ту роль, которую сыграли ваши родители. К сожалению, роль отца не всегда положительна, но мы можем справиться, особенно — если сделаем это вместе с тем, кому доверяем.

Автор: Анна Кирьянова

0 коммент.: