«Нaдo пoпpoбoвaть эту дeвушку», — вocкликнул peжиccёp

12:41 AR Ka 0 Comments

 


«Нaдo пoпpoбoвaть эту дeвушку», — вocкликнул peжиccёp

Журнал раскупали, как горячие пирожки. Тираж улетел к обеду. Девушка, лицо которой было на обложке, вызывала у публики непреодолимое желание узнать о ней что-то побольше.

В декабре 1951 года журнал Life назвал почти никому не известную молодую актрису Одри Хепберн – сенсацией. И это было только начало!


Мать была права: на балете свет клином не сошёлся. Поняв, что Анной Павловой ей не быть, Одри начала брать уроки актёрского мастерства, одновременно подрабатывая моделью.

Она получала маленькие роли, пока в её жизнь не ворвался Его Величество Случай. В отеле, где остановилась Одри, случайно оказалась писательница Колетт.

Пьесу этой знаменитой дамы собирались ставить на Бродвее, не хватало только исполнительницы главной роли. «Это она», — уверенно сказала Колетт, показав на Одри. Контракт был подписан, спустя месяц.

Хрупкая изящная девушка с осанкой принцессы и бездонными глазами привела публику в бешеный восторг. Критика что-то там писала про «недостаточную вовлечённость» молодой примы, но никому и дела не было до этих высказываний.

Спектакль «Жижи» показали двести девятнадцать раз! При полных залах и овациях! «Она – сенсация», — лаконично написали в Life. Журнал с Одри на обложке раскупили в один миг.

Один экземпляр попал и к боссам компании «Парамаунт». Они собирались выделить полтора миллиона долларов на перспективный проект «Римские каникулы», но никак не могли определиться с главной актрисой.

Элизабет Тейлор показалась им самым лучшим вариантом, но дива с лиловыми глазами не могла нарушить соглашение с компанией MGM. У неё был жесткий контракт. Не вышло пригласить и другую знаменитость, Джин Симмонс.

Всё решила та самая обложка. Оскароносный Уильям Уайлер воскликнул: «Надо попробовать эту девушку!».

Девушка приехала на пробы в полуобморочном состоянии. Знаменитая выдержка Одри на этот раз её подвела — она ещё никогда не оказывалась в компании таких знаменитостей.

Волнение было столь сильным, что она никак не могла расслабиться и войти в роль. Кусая губы, Уайлер крикнул: «Стоп! Снято!». И Одри словно преобразилась.

Она выдохнула, на её устах появилась очаровательная улыбка, и даже голос изменился. Как она была хороша! А ведь хитрый Уайлер её обманул! Ему так понравилась девушка, что он решил дать ей ещё один шанс.

Он понял, что Одри просто стесняется. Поэтому плёнка продолжала крутиться, съемки не остановились. И когда посмотрели результаты, то увидели – Одри идеальна. Ей нужно лишь чуть-чуть успокоиться.

«Римские каникулы» стартовали летом. В Риме стояла удушающая жара, но съёмки не прерывались ни на день. Ассистентки падали в обморок, одна из камер отключилась от перегрева, но Одри, казалось, этого не замечает совсем.

Она послушно повторяла дубль за дублем, если требовательному режиссеру что-то не нравилось. Вставала раньше всех и начинала работу… с балетной растяжки. Выработанная за годы привычка сохранилась.

«Так я лучше просыпаюсь», — простодушно сказала Одри на вопрос, зачем она это делает. Восхищённый ее работоспособностью Грегори Пек, сказал ей однажды: «Детка, тебя ждет Оскар, опредёленно!».


В павильонах снимали самый минимум, практически все сцены – в настоящем, подлинном Риме. Тысячи горожан и туристов своими глазами наблюдали, как это было.

От желающих взять автографы невозможно было отбиться, они могли часами ждать, пока закончатся съёмки, чтобы подойти к Пеку и к этой новенькой, очень симпатичной девушке. «Как вас зовут?» — спросил какой-то юноша, протягивая листочек для автографа Одри.

«Запомни ее, это мисс Хепбёрн», — усмехнулся Пек.

В Италию со съемочной группой приехали их семьи. Уильям Уайлер дал крошечные роли своим племянницам, в массовке появлялись чьи-то жены и сыновья.

Несколько местных аристократов сыграли в эпизодах, где Одри появляется среди придворных.

Даже журналисты в фильме – подлинные! Все, кто пришел на пресс-конференцию к принцессе – настоящие акулы пера! И представлялись своими подлинными именами!

Одри была прекрасна. Она была так искренна, что ей верили сразу и сразу же влюблялись в нее. Чтобы заплакать в фильме, ей не пришлось ничего придумывать – она сделала это моментально.

А почему? Да потому что это был финальный день съемок. Конец великолепной сказки.


25 марта 1954 года в голливудском театре состоялась церемония награждения премией Оскар.

У «Римских каникул» было десять номинаций, но в итоге фильм получил три: за лучший литературный первоисточник, за дизайн костюмов и за… лучшую женскую роль.

Одри играла в тот вечер на Бродвее, и буквально летела в театр, чтобы успеть на награждение. Ей дали полицейское сопровождение, словно настоящей принцессе…

«Теперь ты звезда, детка», — рассмеялся Грегори Пек. У Одри в тот момент был ещё один интересный контракт – на съёмки в фильме «Сабрина».

Ей, как подлинной знаменитости, позволили самой выбрать дизайнера для костюмов. Баленсиага отказался, и Одри позвала француза Юбера де Живанши, с которым потом много лет будет тесно сотрудничать.

Именно Живанши создал самые знаменитые образы Одри, благодаря которым она стала иконой стиля и настоящей легендой моды.



0 коммент.: