Чтo cын Eвгeния Лeoнoвa думaeт oб oтцe и Пoчeму coкpушaeтcя, чтo oтцу нe xвaтaлo любви близкиx

11:38 AR Ka 0 Comments

 


Чтo cын Eвгeния Лeoнoвa думaeт oб oтцe и Пoчeму coкpушaeтcя, чтo oтцу нe xвaтaлo любви близкиx

Прекрасного артиста Евгения Леонова обожали миллионы людей. Каждая его роль была яркой и незабываемой, появления актёра на экране всегда ждали с нетерпением, а в городах, куда он приезжал с гастролями или концертами, неизменно собирались толпы поклонников, мечтавших познакомиться и пообщаться со своим кумиром.

Любовь зрителей к Евгению Павловичу была поистине безгранична. А ему, как считает сын актёра Андрей Леонов, очень не хватало любви близких.

Человек с большим сердцем


О доброте и душевной щедрости Евгения Леонова можно слагать легенды. Он готов был оббивать пороги инстанций, устраивая кого-то в больницу или пытаясь добиться выделения квартиры, он никогда не прогонял от порога своего дома нищих, не вручив им денег или пакета с едой.

Но всё это касалось других, за себя он просить не хотел, да и не мог никогда. Актёры часто приходили в больницы выступать перед пациентами.

Некоторые, конечно, хотели бы избежать этой «повинности», но не Евгений Леонов. Он вообще в этом плане был безотказным, никогда не капризничал, не вёл себя, как знаменитость, хотя имел на это, в общем-то, полное право. Залы, где собирались больные в предвкушении выступления любимых актёров, всегда были полными.

Когда же концерт или представление заканчивались, все шли переодеваться перед отъездом. К Евгению Леонову подходил обычно главный врач и просил его пройтись по всем палатам и отдельно пообщаться с больными.

Доктор искренне верил в то, что положительные эмоции будут способствовать выздоровлению, а великий артист никогда не отказывал, даже если очень устал и хотел отдохнуть.


Он мог развеселить кого угодно одной фразой, а в театре «Ленком», где он работал, до сих пор из уст в уста передают историю о новом артисте. Он в первый день вышел на работу, увидел в коридоре Леонова и попросту застыл, будучи не в силах отвести взгляд от Евгения Павловича.

Актёр выдержал паузу, а после вежливо сказал: «Извини, я тебя перебью — мне надо на сцену». Все, кому довелось увидеть эту встречу, не могли сдержать смех.

Евгения Леонова, конечно, узнавали на рынках любого города, а продавцы так и норовили вручить ему продукты бесплатно. Его вполне можно было посылать за провизией без денег, всё равно с него брать оплату отказывались, зато нагружали не только общедоступными продуктами, но и деликатесами.

Марк Захаров, смеясь, говорил о том, что съесть всё то, что заработало это лицо (имея в виду, конечно, Евгения Леонова), попросту невозможно.


Но сам актёр для себя никогда ничего не просил и даже кредиты не брал, не считая возможным брать деньги у государства, да и у друзей тоже. Он не жаловался на неподходящие условия, ничего для себя не требовал и сына учил тому же.

Если Андрей, подавшись коллективному настроению, вдруг начинал возмущаться по какому-то поводу, отец его всегда одёргивал, укорял за недовольство и учил тому, чтобы сын всегда свои проблемы решал самостоятельно, вне зависимости от людей или общественного мнения.

Беззащитность ребёнка


Впоследствии сын актёра говорил о том, что его отец в быту был очень добрым человеком. Он не мог долго сердиться и, даже если и приходилось ему ругать Андрея, то делал это он как-то так, что всегда оставалась надежда на счастливый исход, на понимание, на снисхождение и безграничную любовь. На самом деле Евгений Павлович очень любил жену и сына.

Для любимой Ванды он отовсюду привозил подарки. В Ленинграде во время гастролей он в свободное время ходил и выбирал для жены миноги, которых она очень любила. При этом он мог пройти все магазины на Невском проспекте, где продавался этот деликатес, и перепробовать миног везде, чтобы не горчили и не были жесткими.

А ещё он привозил ей отовсюду много одежды, стараясь выбрать то, что понравится супруге. Правда, иногда не угадывал размер или фасон, а после отчаянно расстраивался из-за этого.


Ему крайне важна была дома тишина, поэтому гости к Леоновым приходили нечасто, только по большим праздникам. В остальное время Евгений Павлович отдыхал здесь от всеобъемлющего внимания и набирался сил перед очередным выходом на публику, ведь, едва ступая за порог собственного дома, он тут же попадал под прицел взглядов и камер.

Он любил общаться с сыном, правда, сам Андрей Евгеньевич сожалел о том, что так и не смог рассказать ему о чём-то очень важном, хотя отец умел и любил его случать. Когда-то мама попросила сына называть её по имени, якобы, так она чувствовала себя моложе.

И по инерции Андрей и отца стал звать Женей. Только когда его уже не стало, сын артиста осознал: отцу очень хотелось услышать от него простое «папа» или «батя». К сожалению, этого так и не случилось.


А Евгений Леонов привычно ни о чём не просил для себя, даже у самых дорогих людей.

Он был очень беззащитным, почти как ребёнок. Никогда никому не делал замечания, кроме, конечно, сына. Его он пытался воспитывать тоже личным примером, но Андрей не слишком хотел принимать опеку и заботу отца. Был в его жизни период, когда он даже стеснялся присутствия рядом папы.

Всё дело в том, что Андрей был довольно застенчив и не слишком любил повышенного внимания к себе, его смущали даже пристальные взгляды в его сторону. В обществе отца избегать их попросту не удавалось.

Даже поход вместе с Евгением Леоновым на футбол превращался в сплошное мучение, болельщики на трибунах непременно оборачивались и рассматривали любимого артиста, не веря порой собственным глазам.

Нехватка любви


Позже, когда Андрей выбрал для себя профессию актёра, отец старался ему помочь, как мог. Правда, сын не так уж часто соглашался внимать его наставлениям. Ему всё время казалось, будто папа придирается и занудствует.

Но советы-то были дельными, они помогали Андрею Леонову постепенно избавляться от стеснительности, а ещё Евгений Павлович удивительным образом умудрялся не обижаться на сына, даже когда тот раздражался и злился.

Он смотрел на него своими добрыми глазами и, казалось, читал мысли Андрея, при этом был терпелив и снисходителен к нему. И наступило время, когда для Андрея отец стал авторитетом в профессии, хотя и тут не обходилось без эксцессов. Почему-то сын не мог часто адекватно воспринимать замечания отца, обижался и нервничал, даже раздражался.


Евгений Павлович всегда оставался самым важным человеком в жизни Андрея Леонова. Вот только не смог этого рассказать сын отцу, не успел. 29 января 1994 года великого артиста не стало.

Он скончался прямо перед спектаклем «Поминальная молитва», где играл главную роль. Андрей Евгеньевич и сегодня искренне сожалеет о том, что не сказал отцу о том, как он ему дорог. И не научился любить так, как было нужно не народному артисту, а простому человеку.

Только теперь, когда после смерти Евгения Леонова прошло много лет, его сын многое понял. В первую очередь, через призму собственных отношений со своими детьми, и, в частности, со старшим сыном Евгением.


Когда-то роль Тевье-молочника в «Поминальной молитве» играл Евгений Леонов, а теперь на сцену в этом образе выходит его сын.

Если бы у Андрея Леонова была такая возможность, он непременно бы сказал отцу спасибо. За оставленное наследие, за его мудрые уроки, за духовность и за умение учить, не поучая. И ещё он бы непременно каждый день говорил ему о любви.

Теперь он понимает, как не хватало её отцу при жизни. Его любили, конечно, и зрители, и коллеги, и домашние. Но от близких людей он хотел другой любви. Он сказал об этом в своих «Письмах к сыну» одной фразой: «Люби меня, как я тебя». Но Андрей понял всю глубину этих слов лишь много лет спустя.



0 коммент.: