«O бeднoм гуcape зaмoлвитe cлoвo…» — чтo в этoм фильмe идeaльнo

08:57 AR Ka 0 Comments




«O бeднoм гуcape зaмoлвитe cлoвo…» — чтo в этoм фильмe идeaльнo

Несмотря на то, что я считаю фильм «О бедном гусаре замолвите слово…» (1980) неудачным и противоречащим истории (допустим, военных никто бы не принудил расстреливать «карбонария»), есть в этой кинокартине потрясающие детали и – находки. Эльдар Рязанов всегда был удивительно точен в подборе типажей.

Хотя, он, как и многие режиссёры, старался приглашать «своих» артистов, переходящих у него из проекта в проект. Однако в типажности почти никогда не ошибался и шёл на всё, чтобы воплотить замыслы (достаточно вспомнить, что Надю Шевелёву он отыскал в Польше).


Одной из жемчужин «Бедного гусара» я бы назвала образ Настеньки Бубенцовой в исполнении Ирины Мазуркевич. Это – изумляюще точный образ юной, романтической героини 1820-1840-х годов. Эталонная дева Николаевской эпохи. Безусловно, тогда существовал не один-единственный идеал привлекательности.

Ценились и полновесно-полнокровные дамы с широкими плечами (таковая женщина описана Михаилом Лермонтовым в «Тамбовской казначейше»), и утончённо-холодные «рафаэлевы мадонны», молодые красавицы ренессансного типа – к ним относилась и Натали Гончарова, которую муж так и называл: «Моя мадонна», и это была не метафора, но констатация факта.


На этих портретах 1830-х годов (художники Пётр Соколов и Владимир Гау) изображены именно такие красавицы — тонкие, нежные, полупрозрачные.

Но особо трепетное чувство вызывали тоненькие, хрупкие, бледноватые девушки с полупрозрачной кожей.

Воздушность, лёгкость, эфемерность – таковы были синонимы девичьей красоты. В гоголевских «Мёртвых душах» этот идеал воплощала губернаторская дочка — нежная, как цветок, блондиночка.

Она поразила в самое сердце даже циника Чичикова: «Её овально круглившееся личико, её тоненький, тоненький стан, её белое, почти простое платьице. Казалось, она вся походила на какую-то игрушку, отчётливо выточенную из слоновой кости…»



У того же Гоголя в «Невском проспекте» читаем: «Здесь вы встретите такие талии, какие даже вам не снились никогда: тоненькие, узенькие талии, никак не толще бутылочной шейки, встретясь с которыми, вы почтительно отойдете к сторонке, чтобы как-нибудь

…неосторожно не толкнуть невежливым локтем; сердцем вашим овладеет робость и страх, чтобы как-нибудь от неосторожного даже дыхания вашего не переломилось прелестнейшее произведение природы и искусства».



Отыщем такое же описание у Фаддея Булгарина, врага Пушкина и так себе автора, но и средние писатели часто выдают полноценную картинку: «В самом деле, здесь девицы все такие бледные и такие тоненькие, что им бы нельзя было прогуливаться в чистом поле от страху, чтоб ветер не унёс их под облака».

Этим неземным созданиям приписывалась такая же сказочная чувствительность и умение романтически страдать. Более того, им приписывалась не только полупрозрачная полуобморочность, но и …стойкость, верность. Настенька Бубенцова с её широко распахнутыми глазами и высоким лбом – именно такая героиня.




0 коммент.: