Aнтoн Дeникин: «Мнe тёщa пoнpaвилacь бoльшe…»

11:34 AR Ka 0 Comments

 


Aнтoн Дeникин: «Мнe тёщa пoнpaвилacь бoльшe…»

Ранним майским утром они отправились на охоту и где-то через час вычислили его. Матерый вепрь сдаваться не собирался. Он был осторожен, хитер и опасен. Бесшумно ступая по весеннему вековому лесу Беловежской пущи, двадцатилетний Антон Деникин не заметил, как отстал от охотников.

Не так давно он был произведен в подпоручики и отправлен служить во вторую полевую артиллерийскую бригаду, расквартированную в захолустном скучном польском городке Бела Седлецкой губернии. Охота и скука — понятия несовместимые. И поэтому Антон решил немного развлечься. На охоту молодых офицеров пригласил местный налоговый инспектор Василий Чиж.

Вдруг Антон услышал в сотне метров от себя человеческий крик. Деникин остановился, прислушиваясь к тишине леса и держа ружье наперевес, снял с предохранителя.


Устремившись в лес, он увидел, что кабан загнал на дерево того самого налогового инспектора и бросился спасать Василия Чижа. Охотникам было хорошо известно, что может сделать с человеком разъяренный взрослый кабан — он способен нанести страшные раны своими острыми клыками, с легкостью сбить с ног охотника и затоптать его.

Антон прицелился, убил кабана метким выстрелом в голову и помог незадачливому охотнику спуститься. В знак благодарности Чиж пригласил своего спасителя на семейный праздник — у инспектора недавно родилась дочь Ксения.

— Спасибо, что вовремя подоспели! Пожалуйте к нам в воскресенье в на крестины моей дочери Ксении. Будем рады вас видеть.

— Непременно буду!


Антон явился на торжество с подарками для девочки и цветами для ее матери. Новорожденная малышка с ангельским личиком сладко спала в ворохе кружев на руках у крестной. Все вокруг говорили:

— Ах, какая милая девочка!

Ребенок проснулся и разразился громким недовольным криком. Антон потом шутил, что теща понравилась ему в тот день больше, чем младенец. Так подружились Василий Чиж и Антон Деникин. Прелестная девочка росла, по-домашнему ее звали Асенька. Антон дарил малышке подарки, в том числе дорогую куклу с открывающимися глазами, которая очень понравилась трехлетней Асе.


Через несколько лет Антон поступил в Академию Генерального штаба в Петербурге, но с семьей Чижей продолжал общаться.

К сожалению, брак его друга распался. Родители Аси развелись, когда ей исполнилось десять лет. Асю отправили в Александро-Мариинский институт благородных девиц в Варшаве, где по стечению обстоятельств в это время находился Деникин.

Родители Аси попросили приглядеть за девочкой друга семьи. В воскресенье, когда Антон был свободен, он отправлялся за Асей.

— Ася, ты готова?

— Да, дядя Антон.

— Посмотри, у тебя правая щека и руки в чернилах, а пелерина съехала.

— Поправлю сейчас!

«Капитан всегда начинал с того, что «производил мне смотр» — замечал выбившуюся прядь или чернильное пятно на руках и принимался полусерьезно возмущаться…», — вспоминала Ася Чиж.


Чумазая очаровательная мордашка улыбалась и доверчиво протягивала свою ладошку «дяде Антону». Они шли гулять, а затем в кондитерскую — пить кофе и лакомиться пирожными. Милый ребенок взахлеб рассказывал о своей учебе, делился маленькими тайнами и скучал без родителей. Антон очень привязался к девочке, сочувствовал ей и как мог утешал.

Через год Деникина перевели в Саратов, потом в Житомир, и следующая встреча с Асей Чиж произошла только спустя несколько лет. К тому времени Антон уже стал полковником. Его личная жизнь так и не устроилась: все свое время Деникин отдавал службе.

Конечно, в его жизни были увлечения, но Антон не спешил обзаводиться семьей, уж слишком неспокойной и кочевой была его жизнь. Да и настоящую любовь, о которой мечталось, он еще не встретил.

Летом 1910 года, следуя через Седлец, Антон Иванович решил навестить чету Тумских — дедушку и бабушку Аси по материнской линии. Восемнадцатилетняя Ася как раз в то время гостила в имении.

Деникин поразился переменам: девушка превратилась в настоящую красавицу. Кареглазая, темноволосая, с милыми детскими ямочками на лице, она приветливо улыбнулась и порывисто обняла своего наставника, чем немного смутила Антона.


Девушка рассказала о своих увлечениях и планах, в которых было поступление в Петербургский университет. Ася свободно владела шестью языками, но мечтала об историческом факультете. Антон пожелал ей удачи и с грустью подумал: как летит время — вот и Ася выросла…

На некоторое время он потерял Асю из виду, а летом 1914 года Антону пришлось поздравлять ее: барышня стала невестой. Деникин получил генеральское звание и вместе с матерью Елизаветой Федоровной перебрался в Киев. Избранником Аси стал корнет Нарвского полка красавец Михаил Масловский. Деникин пожелал Асе счастья и почему-то ему стало невыносимо грустно.

Потом грянула Первая мировая война и Деникин уехал на фронт. Вскоре до него дошли новости: Ася потеряла жениха. Михаил Масловский погиб в бою. Девушка бросила университет и уехала к матери, которая жила с новым мужем. Антон выразил Асе свои соболезнования и между ними завязалась переписка. Сохранилось письмо Деникна от 1915 года к Асе.

«Милая Ася!

Быть может, так нельзя обращаться? Но я иначе не умею. Мать писала мне, что я не отвечаю на ваши письма… Если это было, я их не получал. И грущу. Потому что образ милой Аси жив в моей памяти, судьба ее меня живо интересует и я от всей души желаю ей счастья…

Жизнь моя так полна впечатлениями, что их хватит на всю жизнь. Горишь, как в огне, без отдыха, без минуты покоя, испытывая острые ощущения боли, скорби, радости и внутреннего удовлетворения.

Славная дивизия, которой — судьба улыбнулась — я командую 14 месяцев, создала себе исключительное положение: неся огромные потери, исколесив всю Галицию, побывав за Карпатами — везде желанная, — то растаявшая, то вновь возрожденная пополнениями, исполняет свой долг с высоким самопожертвованием.

Здоровье лучше, чем в мирное время. Самочувствие — отличное. Но нервы истрепаны. И не раз в редкие минуты затишья мечтаешь о тех благотворных днях, когда кончится война (победой, конечно, — не раньше) и получишь нравственное право на… отдых. Отдых полный, ничем не омраченный: покой — как хорошо. Счастье? Его почти не было. И будет ли. Но на покой я, кажется, имею право…

А до тех пор, до славного исхода кампании — полное напряжение сил, воли, мысли. Асенька, милая, ваше здоровье меня печалит, ваша жизнь, насколько могу судить, не вошла еще в колею. Почему?

Напишите несколько строк. Буду рад искренне. Жду…»


Деникину — 43 года, Асе — 23. По просьбе девушки Антон присылает свою фотографию, иронично замечая: «Глупо, конечно, посылать Вам такую… образину, но, право, другой нет. Эта из альбома штаба армии. Сходство полное, но фотограф приукрасил, прибавил волос на моей лысой голове, сгладил морщины…»

Постепенно их переписка становится все более нежной и теплой. Деникин в тревоге: не слишком ли его идеализирует Ася? Но отказаться от писем Аси не может. Друзья недоумевают — обычно телеграфически лаконичный Антон Иванович дописывает четвертую страницу письма убористым почерком…

«Пишите, Ася, милая: я прочел ваши строчки и опять, как тогда, в маньчжурской тайге, повеяло теплом…»

«Асенька, так все это правда? И в хмурую осень может выглянуть яркое, летнее солнце? И не только осветить, но и согреть? Это правда? И ничто не помешает? Желанная моя…»

Вскоре наступает черед Аси успокаивать и утешать Деникина.

«10 (января) заболела тяжело моя мама воспалением легких. 24-го удалось вырваться в отпуск. До 5-го просидел возле нее. Устал нравственно и физически. Исход — неопределенный. Иногда — надежда, иногда — нет. Впереди ждет пустота и подлинное одиночество — у меня ведь никого нет кроме нее…»

Елизавета Федоровна умирает от пневмонии в марте 1916 на 73 году жизни. Ася приехала на похороны. И горе, и радость от встречи, и надежды на будущее — все одновременно свалилось на них. Похоронив мать, Антон возвращается в часть.


«2 марта ранен навылет легко в левую руку осколком шрапнели; кость не задета, сосуд пробит, но, молодчина, сам закрылся. Даже температура не поднимается выше 37,4. Ложиться не надо — продолжаю командовать…»

После встречи в 1916 году Деникин и Ася решили венчаться — как только закончится война. «Если в нашей жизни счастье в очень большой степени будет зависеть от меня, то оно почти обеспечено. Ни перевоспитывать, ни переделывать Вас, моя голубка, не собираюсь.

Сумею ли подойти — не знаю, но кажется мне, что сумею, потому что, потому что я люблю Вас. И в думах одиноких, острых и радостных вижу Асю женой и другом».

Но сразу после войны началась революция, и Деникина, сторонника единой Российской империи, арестовали. Несколько месяцев он сидел в тюрьме, ожидая расправы.

Ася договорилась с адвокатами, постоянно навещала и поддерживала, проявляя чудеса изобретательности умудряясь приносить в широкой муфте продукты и даже немного спирта в лечебных целях. Деникин в шутку назвал любимую «квалифицированной спиртоношей».


«Вошла в камеру и… смутилась. Там много народу, и все на меня смотрят. Улыбается своей милой, смущенной улыбкой мой генерал. А мне хочется целовать его руки и плакать…» — вспоминала она.

После освобождения из тюрьмы Антон Иванович женился на Асе. Венчание состоялось в Рождество 25 декабря 1917 года в одной из церквей Новочеркасска. Их медовый месяц продлился чуть больше недели, вскоре Деникин вернулся на фронт.


Добровольческая армия ушла в свой Первый Кубанский поход, который назвали Ледяным. Антон Иванович возглавил одну из дивизий, а после трагической гибели генерала Корнилова принял на себя командование. Ася горячо молилась о том, чтобы ее муж остался жив.

Разлука с молодой женой давалась Деникину тяжело и в конце мая 1918 года вызвал ее к себе:

«Моя ненаглядная женушка! Просил тебя приехать, но теперь боюсь, что дорога будет и слишком трудна, и несколько опасна… Стратегическое положение вполне благоприятное. Политическая обстановка небывало запутанна… но сейчас не хочется говорить ни о чем «постороннем». Такая бездна ласки в сердце моем. Жду тебя с огромным нетерпением».


Получив письмо, Ася, не раздумывая, отправилась в Ростовскую область и пробыла в станице Мечетинской три недели. В феврале 1919 года у Деникиных родилась дочь Марина. Рожала Ася тяжело, схватки длились больше суток. Акушер всерьез опасался за здоровье матери и младенца. На фронт полетела срочная депеша. Если встанет выбор: кого спасать — мать или младенца, то что скажет Антон Иванович? Деникин схватился за голову.

Врачу пришлось рискнуть и применить акушерские щипцы. К счастью, все обошлось и через сутки Антон Иванович уже сидел у постели роженицы и держал кричащий сверток с младенцем.

Через год Антон Иванович снял с себя полномочия главнокомандующего и вместе с семьей был вынужден покинуть страну. Супруги с годовалой Мариной и детьми генерала Корнилова через Константинополь направились в Англию. Затем была Бельгия, Венгрия и Франция, в которой Деникины обосновались окончательно в 1926 году.

Поселились в Ванве, предместье Парижа, сняв номер в дешевой гостинице. Практически сразу серьезно заболела Ася: перитонит, срочная операция. Слегла и Марина, заболевшая корью. Деникин разрывался между своими любимыми девочками, но Бог миловал, и обе поправились.


Антон Иванович на содержание семьи стал зарабатывать писательским трудом, сотрудничая с парижскими газетами и издательствами.

«Я совершенно удалился от политики и ушел весь в историческую работу. Доканчиваю первый том «Очерков», охватывающих события русской революции от 27 февраля до 27 августа 1917 года. В своей работе нахожу некоторое забвение от тяжелых переживаний…»

Ася оказалась чудесной мастерицей: лучше всего ей удавались шляпы, за которыми модницы выстраивались в очередь. Дочь пошла в школу. В 1928 году в Париже вышла в свет книга Деникина «Офицеры», раскрывшая его писательское мастерство беллетриста и прекрасного знатока военной истории.


Соседями Деникина оказались поэт Константин Бальмонт, писатель Иван Шмелев. Заходили в гости Куприн, Бунин. Беспокоясь о здоровье жены, Антон Иванович старался всячески помогать ей по дому: заготавливал дрова, топил печь, мыл посуду, готовил собственную настойку на травах, солил грибы.

По весне вскапывал грядки, сажал огурцы и зелень, с горечью вспоминая, как мечтал в донских степях купить домик в Крыму и обзавестись нехитрым хозяйством.

Бедность, близкая к нищете, как злой рок преследовала генерала на чужбине до конца его дней. Приходилось покупать ношенную одежду, ходить в одних и тех же башмаках и зимой и летом.

Но супруги не жаловались: им было хорошо вместе. Деникины устраивали вылазки на природу в сосновый бор, где собирали рыжики, катались на лодке, встречали гостей. Марина повзрослела и вышла замуж за француза. У Деникиных родился внук Миша. В 1945 году Деникины перебрались в США.

В январе 1946 года Антон Иванович прочитал в Нью-Йорке первую лекцию «Мировая война и русская военная эмиграция», весь сбор от которой передал, несмотря на свое плачевное финансовое состояние, в фонд русских воинов-ветеранов.

Деникин подписал соглашение с издательством «Э. П. Даттон» о публикации своей книги «Моя жизнь» и нового труда, который он начал в Соединенных Штатах, «Вторая мировая война. Россия и эмиграция». Условия контракта были жесткими: Антон Иванович был обязан выдавать по пятьдесят страниц ежемесячно.

С началом весны 1946 года 73-летнего Деникина можно было увидеть в нью-йоркской публичной библиотеке на 42-й улице. Углубившись в чтение, с карандашом и блокнотом он сидел за столом в славянском отделе на втором этаже.


Скромный бутерброд в маленьком пакете и чай в термосе, приготовленные заботливой Асей, был единственным получасовым перерывом в усидчивой и кропотливой работе. Но генерал не успеет закончить свои исторические исследования.

Он умрет от сердечного приступа в 1947 году на руках у той, которую называл «моя желанная», «моя радость», «моя голубка», «моя дорогая». Той, что осветила своей любовью и скрасила своим присутствием его безрадостную осень…


Ася пережила мужа на двадцать шесть лет. Их дочь Марина стала известной ведущей на французском телевидении и писательницей, публикующей книги о российской истории. В 2005 году Марина Деникина позаботилась, чтобы останки ее родителей перезахоронили в некрополе Донского монастыря в Москве.



0 коммент.: