Нельзя играть на противоположной стороне: важное напоминание каждому родителю




Нельзя играть на противоположной стороне: важное напоминание каждому родителю

В тот момент, когда ты объединился с кем-то против своего ребенка, пусть даже на минутку, пусть по мелочи, пусть по праведному поводу. В этот момент ты его — ребенка — теряешь.

Вот как мы теряем наших детей…

Забирала сегодня Саню из школы. Пока ждала, невольно слушала разговор — мама какой-то девочки общалась с учительницей. Девочка медленно одевалась неподалеку. Учительница девочкой была недовольна.

Отвлекается, математику не любит, ручки теряет, все время прыгает, сколько можно прыгать, это ведь школа, не детский сад. Мама слушала учительницу и испепеляюще смотрела на дочь.

— Слышишь? Арина, ты слышишь? Подойди к нам!

Арина в это время уныло натягивала на себя сиреневый комбинезон. Потом она долго боролась с шапкой, сменкой, лямками портфеля, и наконец нехотя подошла ближе.

— Ты поняла о чем мы говорили? Ты плохо себя ведешь. Мне придется рассказать все папе.

Девочка молча изучала свои сапоги. Они тоже были сиреневыми, как и комбинезон.

— Папа может прийти в школу, я сама ему все расскажу, — заметила учительница.

— Прекрасно! Арина, ты слышишь? Завтра папа придет в школу! — победно закончила мама.

Арина продолжала изучать сапоги. Она стояла напротив матери и учительницы — одна.

Они — вдвоем, с другой стороны. Напротив. Белые против красных. Или наоборот.

В этой конкретной ситуации я вообще никто. Я не знаю ни маму, ни девочку, ни учительницу. Ни тем паче папу, которого собрались завтра пригнать в школу.

Но я знаю одно! В тот момент, когда ты объединился с кем-то против своего ребенка, пусть даже на минутку, пусть по мелочи, пусть по праведному поводу. В этот момент ты его — ребенка — теряешь.

Нельзя играть на противоположной стороне.

Никогда. Даже если ребенок тысячу раз не прав. Если вы на одной стороне — то это ваша общая проблема. И вы вместе будете ее решать. Иначе он остается один.

Все, что нужно в этот момент — встать на сторону ребенка. Даже просто физически. Сделать шаг и перенести свое возмущенное тело на другую сторону. Встать рядом. Не напротив — а рядом. Все!

Мы — вместе.

Да, Хьюстон, у нас проблемы. Мы теряем ручки и не любим математику. И прыгаем. Хьюстон, ты Хьюстон или скаковая лошадь, ну сколько можно прыгать?

Но мы — вместе. И мы — в сиреневом.


Чем личное мнение образованного человека отличается от мнения профана




Чем личное мнение образованного человека отличается от мнения профана

Каждый имеет право на личное мнение и личный вкус, но...

Есть одна то ли реальная история, то ли анекдот о том, как в Москву привозили Мону Лизу. Все ходили на нее смотреть. В том числе Фаина Георгиевна Раневская. Она услышала разговор двух чиновников. Один утверждал, что картина не произвела на него впечатления. Раневская заметила: «Эта дама в течение стольких веков на таких людей производила впечатление, что теперь она сама вправе выбирать, на кого ей производить впечатление, а на кого нет!»

А на самом деле чем личное мнение образованного человека отличается от личного мнения профана?

«У меня был один знакомый — очень интеллигентный человек, теперь таких не делают. Меломан, балетоман, театрал и все такое. Он больше книг прочел, чем некоторые закрытых книжных корешков на полках видели.

Так вот он, бывало, говаривал: «Я не люблю Рахманинова. Не нравится мне его музыка. Но это мой грех, не Рахманинова».

Вот этим, уважаемые, личное мнение образованного человека отличается от личного мнения профана.

Каждый имеет право на личное мнение и личный вкус. И даже шедевры могут не всем нравиться, и ничего в этом страшного нет.

Но образованный человек скажет про Мону Лизу: «Сознаю, что это шедевр, но мне лично не по вкусу». Например.

И только отдельные, особо одаренные личности открывают дверь с ноги и заявляют: «Фигня эта ваша Мона Лиза, улыбка кривая, горизонт завален и пыль с рамы давно не протирали. И китайцев вокруг нее в Лувре больно много трется, ни пройти, ни проехать».

И не осознают они, болезные, что куда больше сообщают в этот момент о себе, чем о Моне Лизе…»


Откровенные цитаты Чарльза Буковски из романа «Женщины»




Откровенные цитаты Чарльза Буковски из романа «Женщины»

«Когда женщина пошла против тебя, забудь про неё. Они могут любить, но потом что-то у них внутри переворачивается. И они могут спокойно смотреть, как ты подыхаешь в канаве, сбитый машиной, и им плевать на тебя».

— Я думаю, мне выпить надо.
— Выпить почти всем надо, только они об этом не знают.
Чарльз Буковски, «Женщины»

Чарльза Буковски долго не признавали как писателя, поэтому ему приходилось публиковать свои рассказы в дешёвых американских газетёнках и работать не покладая рук, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

Он очень долго работал на почте. О своей работе спустя 10 лет после увольнения сказал:

«Одиннадцать с половиной лет в ночную смену и два с половиной года в дневную. Я никак не мог спать по ночам, поэтому делал вид, что это какая-то нескончаемая вечеринка».

Алкоголь, человеческие страсти и женщины, пожалуй, самые главные темы его творчества. Буковски не просто откровенен — он говорит вслух то, что другие никогда в жизни не произнесут. Нужно читать его романы, а пока рассмотрим интересные цитаты мастера острословия и сквернословия из его романа «Женщины».

«Если случается что-то плохое — пьешь в попытках забыть; если случается что-то хорошее — пьешь, чтоб отпраздновать; если ничего не случается — пьешь, чтобы что-то произошло».

Говорят, что русский читатель полюбил Буковски с самых первых его публикаций. В нём было что-то русское. Не только любовь к Достоевскому и Толстому, но непримиримый и противоречивый характер. Ну и отношение к спиртному.

«Очень немногие красивые женщины стремятся показать на людях, что они кому-то принадлежат».

Весьма спорное, но не лишённое смысла утверждение. Мы все на самом деле кому-то принадлежим или от чего-то (кого-то) зависим. Если речь идёт о полной свободе, то её не существует.

«Обычно люди намного лучше в письмах, чем в реальности».

Буковски не застал интернет и не увидел всё, что сегодня происходит в сети. Думаем, что даже он был бы шокирован сегодняшней фальшью, дезинформацией и самое главное — бесконечно пустой трепотнёй ни о чём и курсами по саморазвитию и «привлечению» богатства. Интернет дал людям свободу общения, но отнял у них критическое мышление.

«Начало отношений — всегда самое легкое. Уже после начинают спадать покровы, и это никогда не кончается».

Начальный период отношений (1-3 года) всегда самый запоминающейся, но самый слепой из всех. Влюблённые не просто не замечают всех недостатков друг друга, но и готовы их защищать. Но пелена с глаз рано или поздно спадает, все вещи встают на свои места, а люди становятся теми, кем они всегда были. Для некоторых такие открытия в партнере становятся очень неприятными.

«Когда женщина пошла против тебя, забудь про неё. Они могут любить, но потом что-то у них внутри переворачивается. И они могут спокойно смотреть, как ты подыхаешь в канаве, сбитый машиной, и им плевать на тебя».

По материалам: Литлантида

«Наметанный глаз» – шикарный рассказ одного портного о настоящей любви


Иллюстрация: Эмзар Кикнавелидзе

«Наметанный глаз» – шикарный рассказ одного портного о настоящей любви

Про жизнь и любовь – мудро, тонко и с юмором!

Если бы у Коли и Оли спросили в тот день: «Какой самый короткий месяц в году?», — они бы не задумываясь ответили: «Медовый». Только через четыре месяца после его начала, когда у Оли наконец впервые возникла потребность в платье (во всяком случае, в выходном), они с Колей вышли из своей комнаты в общежитии, держа в руках отрез крепдешина, купленный молодым на свадьбу в складчину всеми студентами и преподавателями родного техникума, и направились к дамскому портному Перельмутеру.

В тот день Коля точно знал, что его жена — самая красивая женщина в мире, Оля точно знала, что ее муж — самый благородный и умный мужчина, и оба они совершенно не знали дамского портного Перельмутера, поэтому не задумываясь нажали кнопку его дверного звонка.

— А-а!.. — закричал портной, открывая им дверь. — Ну наконец-то! — закричал этот портной, похожий на композитора Людвига ван Бетховена, каким гениального музыканта рисуют на портретах в тот период его жизни, когда он сильно постарел, немного сошел с ума и сам уже оглох от своей музыки.

— Ты видишь, Римма? — продолжал Перельмутер, обращаясь к кому-то в глубине квартиры. — Между прочим, это клиенты! И они все-таки пришли! А ты мне еще говорила, что после того, как я четыре года назад сшил домашний капот для мадам Лисогорской, ко мне уже не придет ни один здравомыслящий человек!

— Мы к вам по поводу платья, — начал Коля. — Нам сказали…

— Слышишь, Римма?! — перебил его Перельмутер. — Им сказали, что по поводу платья — это ко мне. Ну слава тебе, Господи! Значит, есть еще на земле нормальные люди. А то я уже думал, что все посходили с ума. Только и слышно вокруг: «Карден!», «Диор!», «Лагерфельд!»… Кто такой этот Лагерфельд, я вас спрашиваю? — кипятился портной, наступая на Колю. — Подумаешь, он одевает английскую королеву! Нет, пожалуйста, если вы хотите, чтобы ваша жена в ее юном возрасте выглядела так же, как выглядит сейчас английская королева, можете пойти к Лагерфельду!..

— Мы не можем пойти к Лагерфельду, — успокоил портного Коля.

— Так это ваше большое счастье! — в свою очередь успокоил его портной.

— Потому что, в отличие от Лагерфельда, я таки действительно могу сделать из вашей жены королеву. И не какую-нибудь там английскую! А настоящую королеву красоты! Ну а теперь за работу… Но вначале последний вопрос: вы вообще знаете, что такое платье? Молчите! Можете не отвечать. Сейчас вы мне скажете: рюшечки, оборочки, вытачки… Ерунда! Это как раз может и Лагерфельд. Платье — это совершенно другое.

Платье, молодой человек, это прежде всего кусок материи, созданный для того, чтобы закрыть у женщины все, на чем мы проигрываем, и открыть у нее все, на чем мы выигрываем. Понимаете мою мысль?

Допустим, у дамы красивые ноги. Значит, мы шьем ей что-нибудь очень короткое и таким образом выигрываем на ногах. Или, допустим, у нее некрасивые ноги, но красивый бюст. Тогда мы шьем ей что-нибудь длинное. То есть закрываем ей ноги. Зато открываем бюст, подчеркиваем его и выигрываем уже на бюсте. И так до бесконечности… Ну, в данном случае, — портной внимательно посмотрел на Олю, — в данном случае, я думаю, мы вообще ничего открывать не будем, а будем, наоборот, шить что-нибудь очень строгое, абсолютно закрытое от самой шеи и до ступней ног!

— То есть как это «абсолютно закрытое»? — опешил Коля. — А… на чем же мы тогда будем выигрывать?

— На расцветке! — радостно воскликнул портной. — Эти малиновые попугайчики на зеленом фоне, которых вы мне принесли, по-моему, очень симпатичные! — И, схватив свой портняжный метр, он начал ловко обмерять Олю, что-то записывая в блокнот.

— Нет, подождите, — сказал Коля, — что-то я не совсем понимаю!.. Вы что же, считаете, что в данном случае мы уже вообще ничего не можем открыть? А вот, например, ноги… Чем они вам не нравятся? Они что, по-вашему, слишком тонкие или слишком толстые?

— При чем здесь… — ответил портной, не отрываясь от работы. — Разве тут в этом дело? Ноги могут быть тонкие, могут быть толстые. В конце концов, у разных женщин бывают разные ноги. И это хорошо! Хуже, когда они разные у одной…

— Что-что-что? — опешил Коля.

— Может, уйдем отсюда, а? — спросила у него Оля.

— Нет, подожди, — остановил ее супруг. — Что это вы такое говорите, уважаемый? Как это — разные?! Где?!

— А вы присмотритесь, — сказал портной. — Неужели вы не видите, что правая нога у вашей очаровательной жены значительно более массивная, чем левая. Она… более мускулистая…

— Действительно, — присмотрелся Коля. — Что это значит, Ольга? Почему ты мне об этом ничего не говорила?

— А что тут было говорить? — засмущалась та. — Просто в школе я много прыгала в высоту. Отстаивала спортивную честь класса. А правая нога у меня толчковая.

— Ну вот! — торжествующе вскричал портной. — А я о чем говорю! Левая нога у нее нормальная. Человеческая. А правая — это же явно видно, что она у нее толчковая. Нет! Этот дефект нужно обязательно закрывать!..

— Ну допустим, — сказал Коля. — А бюст?

— И этот тоже.

— Что — тоже? Почему? Мне, наоборот, кажется, что на ее бюсте мы можем в данном случае… это… как вы там говорите, сильно выиграть… Так что я совершенно не понимаю, почему бы нам его не открыть?

— Видите ли, молодой человек, — сказал Перельмутер, — если бы на моем месте был не портной, а, например, скульптор, то на ваш вопрос он бы ответил так: прежде чем открыть какой-либо бюст, его нужно как минимум установить. Думаю, что в данном случае мы с вами имеем ту же проблему. Да вы не расстраивайтесь!

Подумаешь, бюст! Верьте в силу человеческого воображения! Стоит нам правильно задрапировать тканью даже то, что мы имеем сейчас, — и воображение мужчин легко дорисует под этой тканью такое, чего мать-природа при всем своем могуществе создать не в силах. И это относится не только к бюсту. Взять, например, ее лицо. Мне, между прочим, всегда было очень обидно, что такое изобретение древних восточных модельеров, как паранджа…

— Так вы что, предлагаете надеть на нее еще и паранджу? — испугался Коля.

— Я этого не говорил…

— Коля, — сказала Оля, — давай все-таки уйдем.

— Да стой ты уже! — оборвал ее муж. — Должен же я, в конце концов, разобраться… Послушайте… э… не знаю вашего имени-отчества… ну, с бюстом вы меня убедили… Да я и сам теперь вижу… А вот что если нам попробовать выиграть ну, скажем, на ее бедрах?

— То есть как? — заинтересовался портной. — Вы что же, предлагаете их открыть?

— Ну зачем, можно же, как вы там говорите, подчеркнуть… Сделать какую-нибудь вытачку…

— Это можно, — согласился портной. — Только сначала вы мне подчеркнете, где вы видите у нее бедра, а уже потом я ей на этом месте сделаю вытачку. И вообще, молодой человек, перестаньте морочить мне голову своими дурацкими советами! Вы свое дело уже сделали. Вы женились. Значит, вы и так считаете свою жену самой главной красавицей в мире. Теперь моя задача — убедить в этом еще хотя бы нескольких человек. Да и вы, барышня, тоже — «пойдем отсюда, пойдем»! Хотите быть красивой — терпите! Все. На сегодня работа закончена. Примерка через четыре дня.

Через четыре дня портной Перельмутер встретил Колю и Олю прямо на лестнице. Глаза его сверкали.

— Поздравляю вас, молодые люди! — закричал он. — Я не спал три ночи. Но, знаете, я таки понял, на чем в данном случае мы будем выигрывать. Кроме расцветки, естественно. Действительно на ногах! Да, не на всех. Правая нога у нас, конечно, толчковая, но левая-то — нормальная. Человеческая! Поэтому я предлагаю разрез. По левой стороне. От середины так называемого бедра до самого пола. Понимаете?

А теперь представляете картину: солнечный день, вы с женой идете по улице. На ней новое платье с разрезом от Перельмутера. И все радуются! Окружающие — потому что они видят роскошную левую ногу вашей супруги, а вы — потому что при этом они не видят ее менее эффектную правую! По-моему, гениально!

— Наверное… — кисло согласился Коля.

— Слышишь, Римма! — закричал портной в глубину квартиры. — И он еще сомневается!..

Через несколько дней Оля пришла забирать свое платье уже без Коли.

— А где же ваш достойный супруг? — спросил Перельмутер.

— Мы расстались… — всхлипнула Оля. — Оказывается, Коля не ожидал, что у меня такое количество недостатков.

— Ах вот оно что!.. — сказал портной, приглашая ее войти. — Ну и прекрасно, — сказал этот портной, помогая ей застегнуть действительно очень красивое и очень идущее ей платье. — Между прочим, мне этот ваш бывший супруг сразу не понравился. У нас, дамских портных, на этот счет намётанный глаз. Подумаешь, недостатки! Вам же сейчас, наверное, нет восемнадцати. Так вот, не попрыгаете годик-другой в высоту — и обе ноги у вас станут совершенно одинаковыми. А бедра и бюст… При наличии в нашем городе рынка «Привоз»… В общем, поверьте мне, через какое-то время вам еще придется придумывать себе недостатки. Потому что, если говорить откровенно, мы, мужчины, женскими достоинствами только любуемся. А любим мы вас… я даже не знаю за что. Может быть, как раз за недостатки. У моей Риммы, например, их было огромное количество. Наверное, поэтому я и сейчас люблю ее так же, как и в первый день знакомства, хотя ее уже десять лет как нету на этом свете.

— Как это нету? — изумилась Оля. — А с кем же это вы тогда все время разговариваете?

— С ней, конечно! А с кем же еще? И знаете, это как раз главное, что я хотел вам сказать про вашего бывшего мужа. Если мужчина действительно любит женщину, его с ней не сможет разлучить даже такая серьезная неприятность, как смерть! Не то что какой-нибудь там полусумасшедший портной Перельмутер… А, Римма, я правильно говорю?


Будущее книги




Будущее книги

«Kindle, PocketBook – у тебя впечатляющая библиотека, мой друг…»

Итак, обычная московская квартира, 2028 год.
– Пап, можно я с твоей каpточки сниму 99 баксов? За книжку надо заплатить…
– А что за книжка?
– Hу, этот, Достоевский. «Пpеступление и наказание».
– Так зачем покупать? У нас же есть.
– Да? А в каком файле?
– Пpичём тут файлы. Вот же он, на полке стоит…
– Фу-ууу. Это же бумажная книжка!
– Hу, и что? Я ж в твои годы её читал.
– В твои годы, в твои годы… Там поиска нет. Как я, по-твоему, цитаты находить буду? Аудио-сопpовождения тут нет. Анимационных каpтинок тоже нет. Только текст, в котоpом даже шpифт, и тот поменять нельзя… Ты что? Меня же в школе всё засмеют! Сам такую читай.
– Hу, ладно. Вот, возьми DVD. Лет пятнадцать назад купил.
– Чего? DVD? А чем я этот антикваpиат, по-твоему, пpочитаю? В политехнический музей его сдай. Ты мне ещё пеpфоленту с Достоевским пpедложи!
– Если ты такой умный, то поищи сам в сети, да скачай нахаляву.
– Бесплатно скачать книжку!?
– Hу да. А как же ещё? Hа книги Достоевского за давностью лет автоpские пpава не pаспpостpаняются… Hавеpняка, где-то она лежит.
– Ты, что пап! Это может у вас, в начале века, всё скачать нахаляву можно было. Ты что не слышал, что уже лет пять, как автоpские пpава на все книги навечно пеpеданы Амеpиканской Ассоциации Издателей Книг. Или ты хочешь, чтоб меня как члена секты Дмитpия Скляpова в тюpьму пожизненно засадили?
– Так Достоевский же не амеpиканец! Пpичём тут амеpиканские издатели?
– А кого это волнует? Ты, папа, случаем не антиглобалист?
– Hет, что ты! Hу, сынок, жалко же почти 100 доллаpов тpатить за файл. Hу, одноклассников лучше попpоси файл этот дать. У них-то точно же есть. А ты им потом свой какой-нибудь файл дашь.
– Ага! Если они мне своего Достоевского дадут, то где я его читать буду?
– В смысле, «где»? Они свою копию у себя дома, а ты свою тут.
– Hу, ты совсем отстал. Книжку можно читать лишь с того компа, с котоpого её купили. Да и код поляpизации там дpугой будет… Коpоче, пап, давай деньги! Я куплю себе ноpмальную книжку.
– Hу, ладно. Вот, тебе одноpазовый паpоль на снятие 99 баксов с нашего счета. В наше вpемя 100 доллаpов были большими деньгами…
– Ок. Скачал. Thanks.
– Hу-ка, дай и мне посмотpеть… Слушай, сынок, а что это за каpтинки? Такого вpоде бы в pомане не было…
– Дык, это же баннеpы. Без баннеpов книжка стоит 699 баксов.

Откpытый файл пестpел мигающими объявлениями:
– Axe Proffessional – совpеменные топоpы с лазеpной заточкой;
– Косметический салон «У Лизаньки» – мы не дадим вам пpевpатиться в стаpуху;
– Мучают пpоблемы? Психологическая служба довеpия «Поpфиpий»;
– Кpедитуем, обналичиваем. Hизкий пpоцент;
– RASKOLNIKOFF.COM – вызов шаловливых стаpушек в любую точку земного шаpа…

– Слушай, сынок, а что это текста pомана не видно? Подождать что-ли надо, пока баннеpы исчезнут?
– Hу, ты как будто с Луны свалился! Сто лет ждать будешь. Текст же надо чеpез поляpизационные очки читать. Без очков только pеклама видна!
– А это ещё зачем?
– Как зачем? Чтобы никто, кpоме заплатившего, не мог книжку читать! Пpикинь, если бы я купил книгу, а кто-то, ничего не покупая, у меня чеpез плечо тоже мог бы её читать…
– Глупость какая-то. Hу, а если б я тоже очки надел бы?
– Ха, ну ты даёшь! Файл же настpоен только на мои очки. Hа дpугих очках дpугой код поляpизации.
– Ладно, а ну дай-ка свои очки. Я чеpез них книжку посмотpю.
– Как посмотpишь? Они же тебя по сетчатке не опознают. Ты в них ничего кpоме сообщения, что ты надел чужие очки, не увидишь! Ладно, пап, не мешай со своими глупостями! Мне надо, пока лицензия не кончилась, быстpо всё пpочесть, а иначе надо будет либо аpенду файла пpодлевать, либо книжка сама уничтожится. Hе мешай, я читаю…

3 часа спустя…
– Уффф! Hу, всё. Я пpочитал!
– Как всё пpочитал? «Пpеступление и наказание» за тpи часа?!
– Hу, да. Я и быстpее всё пpочел бы, если б pекламных пауз каждые полчаса не было бы.
– Всё pавно не веpю! Кто такой, напpимеp, Свидpигайлов?
– Кто-кто?
– Аааа, всё понятно. Кто такой Лужин? Кто такая Соня Маpмеладова?
– Hу, ты даёшь! Откуда же я знаю! Я ж Home Edition читал. У меня только пpо то, как Раскольников стаpуху топоpом убил, а потом сдался с повинной. Пpо всяких остальных надо Professional веpсию покупать или вообще Enterprise Edition. У нас же денег столько нет.
– Мда-а, с ума сойти, куда катится миp!
– Скатился уже. Лет двадцать назад надо было думать, если не ещё pаньше.


Гениальные и лаконичные цитаты А.П.Чехова




Гениальные и лаконичные цитаты А.П.Чехова

Глубокомысленные и забавные афоризмы Антона Павловича – светоча русской литературы и просто умного человека.

1.Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.

2.Как приятно сидеть дома, когда по крыше стучит дождь и когда знаешь, что в доме твоем нет тяжелых скучных людей.

3.Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.

4.Если человек не курит и не пьёт, поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он?

5.Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.

6.Университет развивает все способности, в том числе — глупость.

7.Посмотришь на иное создание — миллион восторгов, а заглянешь в душу — обыкновенный крокодил.

8.Если не знаешь, что испытываешь к человеку — закрой глаза и представь: его нет. Нигде. Не было и не будет. Тогда всё станет ясно.

9.Серьёзность человека, обладающего чувством юмора, в сто раз серьёзней серьёзности серьёзного человека.

10.Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.

11.Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди.

12.Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что могло бы быть и хуже.

13.Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»

14.Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.

15.Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.

16.Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.

17.Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдет.

18.Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, — ничего не делай.

19.Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, тем больше удовольствия доставляет ему жизнь.

20.Нужно по капле выдавливать из себя раба.

21.Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека.

22.Не стоит мешать людям сходить с ума.

23.«Циник» — слово греческое, в переводе на твой язык значащее: свинья, желающая, чтобы весь свет знал, что она свинья.

24.Если бы все люди сговорились и стали вдруг искренни, то всё бы у них пошло к чёрту прахом.

25.Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.

26.Талантливый человек в России не может быть чистеньким.

27.Прав тот, кто искренен.

28.«Познай самого себя» — прекрасный и полезный совет; жаль только, что древние не догадались указать способ, как пользоваться этим советом.

29.На земле нет ничего хорошего, что в своём первоисточнике не имело бы гадости.

30.Жизнь, по сути, очень простая штука и человеку нужно приложить много усилий, чтобы её испортить.





Bceгo 3 вeщи oпpeдeляют, будeт ли cчacтливoй нaшa cтapocть: цитaты Bиктopии Тoкapeвoй для тex, кoму зa 50




Bceгo 3 вeщи oпpeдeляют, будeт ли cчacтливoй нaшa cтapocть: цитaты Bиктopии Тoкapeвoй для тex, кoму зa 50

"Возраст не приговор для счастья, приговоры мы выносим себе сами. Старость - либо второе счастье, либо второе горе. И то и другое зависит от нас. К сожалению, мы слишком поздно это понимаем". Сегодня я хотел бы поговорить о мудрых мыслях Виктории Токаревой, которые я хотел бы знать как можно раньше.

Боитесь ли вы одиночества? 

«Иногда люди страдают из-за наличия людей в жизни, иногда - из-за отсутствия. Старость - то место, где человек становится по-настоящему взрослым. Взрослым ребенком. Именно в эти периоды человек начинает понимать, что на самом деле он один и учиться жить нужно одному. Друзья, коллеги, зачастую даже родственники - все это отходит на второй план, а на первый выходит сам человек.» - говорит Виктория. «Люди любят общение и внимание, потому что в нем можно растворить свои проблемы и скуку. Временно, конечно же. Рассказали кому-то о своих проблемах и вроде легче стало. Проблемы никуда не ушли, но настроение получше - "выговорились" - такая маскировка»

«Со временем людей вокруг становится меньше. Меньше общения, а иногда и желания с кем-то общаться. Человеку начинает казаться, что жизнь стала скучнее, а проблем больше. Это не так. Просто человек начал оставаться наедине с собой, настроение нужно поддерживать самому, радоваться и веселить себя самому - общением и человеческим досугом маскировать проблемы и скуку не выходит. Здесь часто у людей формируется страх одиночества: что о них забыли, что рядом никого из близких, что на тот свет уйдут в одиночестве, что им одним сложно и прочее. На самом деле человеку просто нужно научиться жить наедине со своей головой и своими мыслями: научиться счастливо жить самому, находить интерес и решать проблемы с помощью рассуждений - тогда это будет похоже на второе детство, полное открытий и счастья».

Скука - вторая смерть 

«Чего хочет ребенок? Быть счастливым и не скучать. Чего хочет взрослый? Того же. Чего хочет пожилой? Того же и немного отдохнуть» - однажды сказала Виктория. В сущности, все люди хотят одного - чувствовать себя хорошо, быть на эмоциональном подъёме, чтобы любой негатив разбивался о светлые мысли активного разума. «Когда человек не занят делом, которое ему по нраву, он медленно пожирает себя изнутри скукой и нереализованностью» - говорит Токарева. «Сколько бы у вас не было друзей, денег, выпивки и женщин, если у вас нет дела, за которым вы можете просидеть пару часов, забыв обо всем этом, вы не будете до конца счастливы».

«Бабушек делают счастливыми собственные сады, а дедушек - мастерские» - однажды сказал Денис Синицын. «Не ищите призвание на всю жизнь, не ищите великое дело и не выбирайте дело умом - пробуйте и чувствуйте, откликается ли ваше тело и душа на это, нравится ли вам. Кто-то на седьмом небе, когда садится на велосипед и мчит наперекор ветру, кто-то получает удовольствие от рыбалки и ее молчаливой интриги, кто-то находит себя в кулинарии или учиться писать стихи, получая истинный восторг от простых рифм - все это бальзам для души человека, при недостатке которого в нас проникает скука, которую мы маскируем дурными привычками и удовольствием для плоти».

Как себя назовешь, так жизнь и проживешь 

«Мозг человека - очень сильная штука. Каждый тихо вздрагивает, когда его впервые называют стариком. Люди с детства знает, как ведут себя дети, как ведут себя взрослые и старики. Как ведут себя плохие и хорошие, умные и глупые. В каждой голове есть образ поведения, который мы бессознательно выучили. Что будет, если называть ребенка глупым? Он будет чувствовать себя глупым. Что будет, если называть здорового больным? Он будет чувствовать себя больным. С взрослыми то же самое: в какой-то момент нас называют дедушками, бабушками. Мы сами начинаем говорить о себе в таком ключе - ими же и становимся» - говорит Виктория.

«Понимаете, старение организма - естественная вещь, только люди проживают это по-разному. Кто-то порхает как бабочка в семьдесят и считает, что все впереди - что-то планирует, делает - стариком внутри себя не чувствует, а кто-то не выглядит как старик, но считает себя таким и постепенно перенимает повадки старика - мозг подстраивается. Поэтому, как говорил Павлов: "Не хотите стать овечками - не блейте, а то научитесь!" ».